За что нас истязают?

Фото: adi19.ru

Ничто так не учит твою ярость вскипать медленно, но верно, ничто так не закаляет до неизбывности твою ненависть, как присутственные места в России, дома призрения и регистратуры ее больниц и поликлиник. Особенно если ты там по нуждам ребенка. Я думал — выдержу. Все-таки ребенку уже 14. Вынес лишь две недели, 6 июня сдался.

Писать о собственных злоключениях — в газетном деле тон дурной, беспристрастность под угрозой, но меня извиняет одно обстоятельство. Мучается-то, прежде всего, ребенок, и не важно, чей. Все дети наши, и вместе с ним издеваются и над множеством других детей и мамаш, стоящих с нами плечом к плечу. Это наши дети и мамаши, это касается всех.

Итак, из городской детской поликлиники № 1 Красноярска 26 мая нас посылают (направление № 279) в одну из крупнейших (на 900 коек) больниц города и края — межрайонную клиническую больницу № 20 имени И.С. Берзона. И вот — первое хмурое утро, регистратура корпуса детской хирургии 20-ки. Средневековое, босховское скотство: убогая тесная комнатка, народ стоит впритирку, набился плотней некуда. Все, разумеется, с детьми. Всех возрастов и разной степени здоровья или увечности. Видя столько серьезных глаз козявок, здесь вдруг понимаешь, что дети — это не дети, это такие же люди с огромными, как у всех нас, проблемами, такие же люди, только сконцентрировавшиеся до совсем малых размеров. В это помещение камерного типа сгоняют всех: кто оформляет госпитализацию, кто направлен на консультацию, кто получил заветный талон и ждет в очереди к «узким» специалистам — проктологу, урологу. Нам — к травматологу-ортопеду. Это тоже здесь. Так по понедельникам и средам. По вторникам и четвергам — очередь к нейрохирургу и торакальному. Всхлипывания и детский ор, краткие стоны и проклятия, шепот и молитвы.

На прием всеми специалистами, кроме проктолога, отводится один час времени два раза (дня) в неделю. Проктолог встречается с пациентами 5 раз в неделю по часу. И абсолютно очевидно: эти заветные 60 минут приема у травматолога и уролога или травматолога и проктолога можно развести по разным часам — было бы желание.

Но здесь концентрация не только людей, боли и горя, но и человеческого свинства в ответ, похоже, рекордная. Всех вместе набить в накопитель, стойте, ждите, не истерите.

Как догадываетесь, ничего с первого захода мы не дождались. На прием травматолога выдается 10 талонов. Это все. Зря стояли — талоны кончились давно.

Ну, такие уж больницы в провинции, скажет кто-то. Не новость. Однако напомню: Красноярск — город миллионный, город богатый, песцы в помойках шарятся. Золото, платина, серебро, баллистические ракеты, алюминий, нефть и т.д. Местные «рублевки» (тут их несколько), все эти дворцы надо видеть. Край отдает две трети собираемых налогов Москве и кормит Россию.

Во второй раз встаем с сыном затемно, приезжаем на час раньше. Загон еще не под завязку. Но талон не достается опять. Зато мы оказываемся уже у вожделенного окошка и можем прочитать, что кроме тех документов, о которых нас предупредили в поликлинике (направление в стационар, свидетельство о рождении, полис, паспорт родителя), здесь требуют еще и СНИЛС ребенка — вне зависимости от его возраста. У нас его нет. Черт, зачем СНИЛС ребенку, если о старости он еще не задумывается, не работает и никаких пенсионных отчислений пока не платит? Зачем вообще эти документы, если в направлении уже перечислены все данные ребенка, включая номер полиса? Или врач в поликлинике может вступить в преступный сговор с нами и написать левый номер медполиса? А зачем это врачу и нам? И как это возможно?

Фото: ИТАР-ТАСС/ Владимир Смирнов

Так проходит первая неделя гарантированной государством медпомощи. Парни мы упертые, ну а мазохистских наклонностей всем обитателям русских равнин не занимать, так что мы продолжили. Приезжаем задолго не только до приема врачей, но и до открытия регистратуры, уже знаем многих из очереди. Кто-то здесь заходит на пятую попытку, кто-то на седьмую. Люди выезжают накануне, едут издалека. Дети изнывают, вопят, папаши бледнеют или краснеют, утираются платками, матери неколебимы.

Барышня в окошке, когда талоны заканчиваются прямо передо мной, подбадривает: не грустите, у нас тут из Норильска, из Дудинки, из Иланского едут и не могут пробиться.

(Я раньше думал, что это только для московских телеканалов Норильск и Дудинка находятся «под Красноярском», оказывается, и местные власти не видят ничего странного, чтобы за медпомощью — причем вот такой — люди летели за полторы тысячи верст.) Прилетают, значит, и неделями обивают пороги. Ходят, как на работу. Нам, считай, везет: мы местные.

И мы уже как собаки Павлова — привыкаем по понедельникам и средам, чуть свет, мчаться на правый берег, на край города, занимать очередь, ждать в безвоздушном пространстве. Проблема одна: заживало б, как на собаках. Есть сколь расхожая, столь и дурацкая фраза: то, что нас не убивает, делает нас сильнее. Нет, это делает больно или очень больно. Особенно если речь о детях. Особенно о проблемных и болеющих детях.

Темнеет в глазах, чувствуешь нарастающую кровожадность. Война — мать всех вещей, полагал один древний грек. Умный — не чета нам. В корень смотрел, и сейчас я с ним согласен. Что еще может смести этого тупого, унизительного для любого человеческого сообщества левиафана?

Больницы и тюрьмы вне Москвы, по-моему, логичней было бы в кабинете Медведева объединить в одно ведомство. Они остаются такими же чугунными и посконными, их ничто не берет, это чувствуешь еще на подходе по геометрии обвалившейся штукатурки, это чувствуешь сразу внутри — по плесневым разводам на стенах, узору на линолеуме; все тут пропитано тоской, безнадегой, человеческим уделом. И нужно сразу отказываться от надежды. Не ждать ничего человеческого. Иначе невозможно, никаких нервов не хватит.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Станислав Красильников

Меж тем, пока маюсь в очереди, обнаруживаю цикличность в судьбе семьи: мой старший сын попал в 20-ку 11 лет назад — тоже за два месяца до своего 15-летия, как сейчас сын средний. Это, выходит, вроде обязательной инициации. Старшему поначалу повезло — его сюда привезла скорая и на операционный стол закинули без проволочек. Всех местных прелестей, всего великолепия России он успел хлебнуть здесь сполна потом — в реанимации, в обычной палате. Средний хлебает сейчас. А есть еще один. Значит, подыхать мне в этой очереди, припертому как елке в тайге собратьями так, что не упасть, рано.

Но инициация ведь не самоценна, она — для чего-то. Вот старший сын, вероятно, оглушенный тем, что увидел в 20-ке, твердо решил после этого возобновить семейную традицию и стать, как его дед и мой отец, анестезиологом-реаниматологом. Отучился в медицинском университете в Красноярске, последние три года учебы пахал медбратом в реанимации краевой клиники № 1. Никуда уезжать не хотел, решил проходить ординатуру в Красноярске. Больнице он был нужен, и она подала на него заявку в краевой минздрав, ходатайствовала. И что? А ничего, Красноярскому краю врачи не нужны — хотя их острый дефицит. В той же 20-ке. Рвущихся в анестезиологи вообще не особо видно — я б таким приплачивал за самоотверженность. Сын уехал из Красноярска.

Детское травматолого-ортопедическое отделение 20-ки является клинической базой профильной кафедры Красноярского медуниверситета имени профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого. 20-ка в целом — клиническая база для 10 кафедр. Студентов здесь учат российской медицине. Именно российской.

И Красноярский край вполне устраивает вот эта эталонная мерзость в детской хирургии 20-й больницы. Говорить об этом уверенно можно потому, что ее главврач (уже 20 лет) Владимир Фокин — не диссидент, а яркий представитель региональной власти, многолетний депутат Заксобрания края. Состоит, разумеется, в «Единой России». Врач высшей квалификационной категории как раз по специальностям «хирургия» и «организация здравоохранения и общественное здоровье» Фокин награжден и высшей наградой главы города Красноярска, и президентом России — медалью ордена «За заслуги перед Отечеством II степени», и патриархом — медалью РПЦ (на больничной территории воздвигли храм — это, безусловно, нужней, чем организовать элементарную электронную запись на консультацию к врачам).

Владимир Фокин. krasgkb20.ru

Это Фокин и его фракция распределяют деньги. Вот прямо сейчас под моими окнами начинается ежегодная забава — выдирание бордюров и тротуарной плитки по всей улице и замена их новыми. Старые и новые не отличаются ничем.

На это деньги есть всегда. Нет их на то, чтоб нанять еще одного травматолога для детей трехмиллионного края.

На достойную медицину в целом: я бы потерял совсем своего среднего сына или он бы стал овощем, если б 8 лет назад не свозил его на консультацию в Москву — тамошние врачи схватились за голову, увидев, что прописывали их красноярские коллеги.

Так всегда. Как нудистами обычно бывают те люди, которых меньше всего хотелось бы видеть раздетыми, так обстоит и с депутатами, со всем прочим начальством. Они детей наших берегут — придумывают в Думе, как им ограничить доступ в соцсети, как их спасти от тлетворного кино, спектаклей, книг. Они недюжинные силы кладут на поддержание материнства и детства, сколько было демографических инициатив, а нацпроекты?! Зла не хватает. Я стоял и молился. Богородица, сделай уже что-нибудь с этими тварями. Или только там нам послабление будет? Для красноярцев — никакого ада? Действительно, чего мы тут еще не видали?

Но на каких именно тварях Богородице следует сосредоточиться (осаживал я сам себя)? Ведь эта гадость берется как бы из ниоткуда, из нашего воздуха. Я не думаю, что Фокину доплачивают частные хирурги или московские, чтоб от него бежали к ним. Не думаю, что от моих с дитем мучений красноярскому травматологу масла на хлебе добавится, и уж не Фокину точно, этим — просто фиолетово. И не Путину с Медведевым, не министру Скворцовой. Кому тогда? Ради кого/чего мы истязаем друг друга? Именно мы, ведь народ, по Далю, это все то, что народилось. Все тут наши, в плен некого брать, врагов нет, все одним мазаны.

В Красноярск сейчас приходят десятки миллиардов из федерального бюджета — чтобы вылизать город по маршрутам следования иностранных студентов — те приедут на неделю в будущем марте на Универсиаду; пользуясь случаем, хотелось бы пожелать землякам и соотечественникам успехов в демонстрации нашего города и нашей страны, красивой и обильной. И — простите за вопрос — а для наших собственных детей, родных, хотя бы медных денег не найдется? Пусть не на зарплату еще одному травматологу, пусть хотя бы те, кто выдирает бордюры, построят вместо этого загона нечто более похожее на приемный покой, а? Чтобы дети тут не оставляли последнее здоровье. На этой перестройке ведь тоже можно немало распилить, а?

https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/06/12/76775-za-chto-nas-istyazayut


 
По теме
 
Уникальный сквер в честь строителей региона - Правительство Республики Хакасия – Идея создать уникальное место, символизирующие ценность и значимость профессии строитель, принадлежит активистам союза «Строителей Хакасии».
16.07.2018
В Туркмении запретили продажу алкоголя - Хакасия-Информ Фото из открытых источников Власти Туркмении вот уже вторые сутки ведут беспощадную борьбу с «зеленым змием», начав ее в столице страны Ашхабаде.
16.07.2018
 
Образование: стратегический подход О том, какие инновационные формы и методы внедряются в программу подготовки будущих сотрудников полицейского ведомства,
16.07.2018
 
Названы самые эффективные продукты-жиросжигатели - 19Rus.Ru Независимое информационное агентство - Хакасия Специалисты в области правильного питания составили топ-5 продуктов, которые быстрее остальных активируют обмен веществ и способствуют сжиганию жира,
16.07.2018
Российская актриса уснула с сигаретой и получила ожоги 50 процентов тела - Хакасия-Информ Фото из открытых источников Российская театральная общественность продолжает обсуждать трагедию, произошедшую с актрисой Марианной Рубинчик (на фото), которая, как сообщил в минувшие выходные телеграмм-канал «112»,
16.07.2018 Хакасия-Информ
Фото с сайта правительства РХ Высокой награды удостоились два лауреата республиканского конкурса «Радуга талантов» — учитель русского языка и литературы абаканской школы № 3, поэтесса Александра Тугужекова и прозаик,
16.07.2018 Газета Хакасия
Фото из открытых источников - Министерство спорта 21 июля состоятся выездные приемы граждан в муниципальных районах и городских округах Хакасии.
16.07.2018 Министерство спорта
Тренер «Милана» попал под следствие - Хакасия-Информ Фото из открытых источников Пока Франция, Хорватия и Россия еще бурно обсуждают закончившийся сегодня ночью в Москве чемпионат мира по футболу, в Италии, впервые за много лет не пробившейся на мундиаль, кипят другие, околофутбольные,
16.07.2018 Хакасия-Информ
Фото Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС Почти 25 млн кибератак и иных воздействий на информационную инфраструктуру России, связанную с чемпионатом мира по футболу, было нейтрализовано в период первенства.
16.07.2018 Газета Хакасия
Фото: пресс-служба правительства РХ 21 июля в 12:00 на республиканском ипподроме состоится финал соревнований сельских конников Хакасии, сообщает портал "Репаблик".
16.07.2018 Газета Хакасия
Фото из открытых источников - Министерство спорта 21 июля состоятся выездные приемы граждан в муниципальных районах и городских округах Хакасии.
16.07.2018 Министерство спорта